Skip to main content

Не песчинками были, а ветром...

75 лет назад, в такие же мартовские дни, завершилась Висло-Одерская наступательная операция советских войск. В ходе которой были освобождены Варшава, Краков и множество других польских городов и местечек. Войска I-го Белорусского и I-го Украинского фронтов в полосе шириной до 500 километров вступили на территорию Германии, и дошли до первой немецкой реки Одер. В районах городов Бреслау, Кюстрин, Штейнау были захвачены плацдармы на западном берегу Одера.

В этих боях на немецкой земле пал смертью храбрых 19-летний младший сержант, командир отделения 11-й гвардейской мехбригады  Мажугин М.Н. На южном фасе советско-германского фронта, у венгерского озера Балатон, был смертельно ранен 47-летний Килин С.А., призванный на войну тем же Саралинским РВК Хакасской автономной области, что и Мажугин.

…А если оглянуться через всю Великую Отечественную, на 25-й день войны, то 16 июля 1941 года советские войска оставили Смоленск. И в  августе, и в сентябре наши продолжали отступать под ударами немецкой группы армий «Центр».

Первую успешную наступательную операцию советские войска провели 30 августа – 6 сентября 1941 года, в ходе которой освободили Ельню. На большее сил не хватило. (Но 107-й стрелковой дивизии освобождавшей в 41-м Ельню ещё предстояло в 45-м брать Кёнигсберг.)

Летописец войны К.Симонов приводит немецкие документы 41-го года: «…4-я танковая группа начала свое наступление на Москву в середине октября 1941 года через Бородинское поле, где 7.9.1812 года Наполеон руководил одним из своих самых кровопролитных сражений».

 29 октября 1941 года на том Бородинском поле был тяжело контужен и густо посечён осколками Штыгашев Н.А. После четырехмесячного лежания в горьковском госпитале он всё же выкарабкался, и был вчистую комиссован. Но война, оказалось, выписала ему лишь краткосрочный отпуск. Тот немецкий снаряд с Бородинского поля вскоре достал его…

«Когда фашисты  рвались к Москве и штурмовали Крым, Гитлер в кругу своих партайгеносе объявил: «Ах, какие великолепные задачи стоят перед нами, впереди сотни лет наслаждений…»

Фюрер не ведал, что «русские туземцы, с которыми мы будем обращаться как с краснокожими» сократят его личное существование и существование его «тысячелетнего рейха» всего-навсего до трех лет и восьми месяцев, если считать с сентября 41-го до мая 45-го. (К.Симонов «Разные дни войны»)

Посмотрите «Книгу Памяти погибших и пропавших без вести в Великой Отечественной войне. Республика Хакасия» и увидите множество родных имён, чьи трагические военные судьбы вместилась в короткую строку: «пропал без вести».

Пропали без вести, а точнее – пали смертью храбрых красноармейцы Дурновцев В.М., Ковалёв М.М., Подыбалов Е.С, Чарков М.В, Худяков С.Д. Филягин М.Д…

Это те, кто стоял в оборонительных боях самого горького года войны. Те, кто насмерть дрался в окружении, обеспечивая выход из «котлов» другим полкам и ротам. Не представить, что думали наши безвестные герои на самом краю горькой своей жизни. Но Красное знамя Победы над рейхстагом 45-го пропитано и кровью солдат и командиров 41-го года.

    …Мы не песчинками были

В это вихре,

А ветром,

Не легендою были,

А былью.

С 30 сентября до 5 декабря 1941 года продолжался оборонительный период битвы под Москвой: в ходе которой наступление немецко-фашистских войск группы армий «Центр» все же было остановлено нашими войсками Западного,  Резервного, Брянского и Калининского фронтов.

Максим Чаптыков, член Союза журналистов СССР

 

При написании использованы: энциклопедия «Великая Отечественная война 1941-1945», «История Великой Отечественной войны. 1418 дней/1418 ночей», «Книга Памяти погибших и пропавших без вести в Великой Отечественной войне. Республика Хакасия», дневники военного корреспондента К.Симонова «Разные дни войны», семейные архивы сотрудников Верховного Совета Республики Хакасия и стихи
Е. Долматовского.