Skip to main content

Александр Жуков: Я верю в то, что рудник будет жить!

22 апреля 2019


ЖУКОВ А.А

Сенатор от Верховного Совета Республики Хакасия Александр Жуков рассказал о своих первых шагах в Совете Федерации Федерального Собрания РФ.

 

– Александр Аркадьевич, в каком комитете Совета Федерации Вы начали свою деятельность и в чем она состоит?

 

– В отношении выбора комитета у меня не было особых сомнений, я вошел в состав комитета по экономической политике, в ведении которого находится промышленная, инвестиционная политика, развитие среднего и малого бизнеса и множество других вопросов. Это наиболее интересная и понятная мне область, в которой я рассчитываю быть максимально полезным республике. Ведь от того, насколько устойчивы предприятия в регионе, зависит та самая уверенность в завтрашнем дне для населения республики. Есть стабильная работа у взрослых членов любой семьи, значит есть и будущее, планы, надежды, приятные ожидания. Только замаячит на горизонте какой-то кризис, все – настроение у человека не то, растет тревога, появляется неуверенность, страх за детей, за семью…

На примере Абазинского рудника я хорошо это представляю, численность работающих на предприятии чуть больше 600 человек, а зависит от них целый город. Потому что мэрия так же связывает с рудником свои надежды, стабильную работу местной бюджетной сферы, коммунального комплекса, вопросов благоустройства. Именно поэтому для меня лично, для управленческого звена рудника крайне важно спасти предприятие.   

 

– Какова сегодня ситуация на руднике, стабильно ли работает предприятие?

– Предприятие работает и работает действительно стабильно. В состав Абаканского рудника сегодня входит шахта, дробильно-обогатительная фабрика, вспомогательные участки.  Горные работы ведутся на горизонтах – 95 м., – 117 м., – 200 м. Штатная численность работников составляет 631 человек. Основная продукция, которую производит рудник, это железорудный концентрат (900 – 1000 тыс. тонн в год), а также побочный продукт – товарный щебень (4000 тонн в месяц), который реализуется для нужд дорожных предприятий Хакасии.

Ключевой потребитель нашей продукции – Объединенный Западно-Сибирский металлургический комбинат, находящийся в Новокузнецке и входящий в группу предприятий компании ЕВРАЗ. Начиная с 2015 года, когда собственники рудника планировали его закрыть, особенно в 2016 – 2017 годах, была проведена огромная работа, чтобы сохранить рабочие места в моногороде, которым является Абаза.

– Если рудник стабильно работает, то почему его приходится спасать? Как соотносятся производство и разговоры о том, что все эти годы предприятие вот-вот перестанет дышать и умрет?    

– Основные проблемы предприятия заключаются не производственном процессе и стараниях людей – они на руднике правда замечательные, а в глобальных экономических тенденциях и особенностях работы промышленных кластеров, созданных еще в советское время. В 2015 году на руднике началась процедура банкротства. Началась объективно, потому что возможности предприятия тогда не позволяли ему рассчитываться по своим обязательствам, прежде всего платить налоги, заработную плату работникам, обеспечивать разработку запасов руды на среднесрочную перспективу. То есть экономически все было предельно ясно, не можешь работать – закрывайся.

Но была огромная социальная значимость рудника для абазинцев, для республики. Кроме того, был экономический потенциал, но в долгосрочной перспективе, до которого еще нужно было дошагать. Именно поэтому вмешался человеческий фактор: сначала руководство республики, затем руководство ЕВРАЗа, потом наша команда, которая пришла обеспечивать те самые запасы руды в достаточном объеме на среднесрочную перспективу и дальше. Все эти годы мы шаг за шагом вытаскивали предприятие, доказывая, что у него есть будущее. Доказывали не словами, а конкретикой: освоением нового горизонта с уникальной даже для страны технологией, приобретением специальной техники, выстраиванием всего производственного цикла. В развитие предприятия, начиная с 2016 года, вложен миллиард (!) рублей собственных средств. Это позволило выполнить полный комплекс горно-проходческих и строительно-монтажных работ, которые технически позволят предприятию жить долгие годы.

Но, что мешает нам выдохнуть, почему я, по большому счету, согласился стать претендентом на пост сенатора от республики и стал им, благодаря доверию депутатского корпуса? Накопленный ранее объем финансовых обязательств, он же никуда не делся. Это огромная гиря, которая до сих пор висит на предприятии и тянет его вниз. Сложно плавать с бетонной плитой на спине, если можно так выразиться. И мы пытаемся в настоящее время договориться о юридическом механизме, который позволит предприятию реструктуризировать на несколько лет подъемную для нас долю просроченной дебиторской задолженности. Процедура банкротства – это длительный, строго контролируемый федеральным законодательством процесс, который состоит из тысячи и одного нюанса. Решить эту задачу на уровне субъекта Российской Федерации уже не представляется возможным, здесь просто нет структур, принимающих такие решения. Поэтому сегодня переговорный процесс идет на федеральном уровне и в нем участвует много сторон, включая правительство республики, министерство экономического развития Хакасии, руководство рудника, федеральные структуры.

– Вы верите в успех этого процесса?

– Поймите меня правильно, я не хочу давать никаких оценок и прогнозов, это как прыгать на тонком льду. Но я верю в то, что рудник, имеющий столетнюю историю, славные традиции, отличный коллектив, хорошую экономическую перспективу будет жить. Абаза – красивейшее место на карте Хакасии, она заслуживает как минимум стабильности, а как максимум – устойчивого развития. И мы сделаем все возможное для того, чтобы градообразующее предприятие развивалось. 

– Кроме рудника, какие еще у Вас ближайшие планы? Как часто планируете бывать в Хакасии?

– Хакасия была и остается моим домом, просто теперь я буду больше находиться в Москве и не более того. Семья моя по-прежнему находится в республике, дети учатся в абаканской школе, поэтому тут никаких глобальных изменений не предполагается. Я сейчас погружаюсь в законодательную основу государственного регулирования экономических вопросов, механизм работы комитета, встречаюсь с представителями федеральных структур. Кроме того, мы находимся в достаточно плотном взаимодействии с Верховным Советом, с исполнительной властью республики по тем ключевым вопросам, которые решаются для Хакасии на федеральном уровне, в том числе по радиологическому корпусу, энергетике. Поэтому все направления в работе, которые связаны с усилением представительства и защиты интересов Хакасии на федеральном уровне, для меня безусловный приоритет.